Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 11 января 2007 г. 04:19
Публикация в газете: №1 (624) от 11 января 2007 г.

Великий и могучий

Великий и могучий

Подслушивать, разумеется, нехорошо. Но потомки должны простить Евгению Платоновичу Иванову (1884–1967) эту слабость, поскольку он оставил им в наследство отличную книжку, со страниц которой, будто живые, говорят извозчики и сапожники, портные и цирюльники, трактирные половые и гробовщики. Те, без кого был немыслим быт старой Москвы и кто никогда не лез в карман за словцом. Книга так и называется – «Меткое московское слово».

Брюки наши хороши, люди – не хают, собаки – не лают, о них мадамы вздыхают. Надевай, домой в обнове поезжай, жена с детьми увидят – резону лишатся!

Захотел дурак у меня натурального Репина за два с полтиной купить. Ну и влип. А мне что? Дурака, если не учить, дураком и помрет! Спасаем человека!

В торговле без обмана нельзя... Душа не стерпит! От одного грош, от другого – два, так и идет сыздавна.

На стол такой есть у меня покупательница – ей что ни чудней, то милей. Мы ей диван продали: ножки от зеркала, спинка с фортепьян, а резьба с иконостаса. И как Васька-столяр все подогнал и сцветил! Ровно так и надо... Не мастер, а золотая рука! Она на этом диване футы-нуты сейчас пишет.

Вот он работник какой! Чудо чудес! Танцует у клиента на голове, а не стрижет... В польской, варшавской парикмахерской учился! Двадцать пальцев на одной руке! Вот что могу выразиться...

Не пиджак-с, а господина Тришки кафтан из баснописателя Крылова...

Рыли могилку по совести. Никто упокойного не потревожит – на семь вершков глыбже законной... Впору для себя такую.

Нам без ругани нельзя, ругань у нас заместо покурить!

Парижский парикмахер Пьер Мусатов из Лондона. Стрижка, брижка и завивка. (Вывеска.)

На жулика нам, хозяин, не переучиваться!

Наше заведение – трактир чистый, хлебосольский, без девок и безобразия... Орган в нем музыку играет. Днем купечество и торговые люди промеж себя беседуют и дела делают. Вечером, правда, в кабинеты пускаем знакомого со знакомой посидеть. Без этого нельзя!

Выгребной и ретирадный обоз В. Н. Розова. Исполнение аккуратное и срочное. (Вывеска.)

Веничек ваш домой завернем, чтобы сумления не становилось у хозяйки, где были... С легким паром-с!

Новейшие времена, конечно, не столь искрометны в словесах. Все как-то замореннее и злее. Но разве уважающее себя общее правило может обойтись без исключений? Итак...

– У кого нет револьвера, покупайте бультерьера! (Птичий рынок.)

– А вот живой мотыль!

– Какой же он живой?

– А ты живой?

– Живой.

– Тогда топай отсюда быстрее... (Птичий рынок.)

Не бойся быть интеллигентным. (Из правил на стене заводской столовой.)

– Он тебя хоть любит?

– Он от меня тащится... (Из разговора в загсе.)

– Ну и день! Ни одна сволочь не освежается! (Из разговора парикмахеров.)

Я им говорю: «У вас, значит, воры работают?».

А они: «Не только воры, но и убийцы». (Из жалобы на обувную мастерскую.)

«Товарищи жильцы!.. (зачеркнуто) Граждане!.. (зачеркнуто) ГОСПОДА! Убедительная просьба: не свинячить в подъезде!» (Объявление.)

Али Гусейнов

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.