Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 24 сентября 2002 г. 13:35
Публикация в газете: №38 (401) от 24 сентября 2002 г.

Миллиард рублей – цена правового нигилизма

Накануне заседания Московской городской Думы, где рассматривался в первом чтении закон города Москвы «О внесении изменений в закон города Москвы от 11 марта 1998 года № 6 «Основы жилищной политики города Москвы» (в редакции законов города Москвы от 12 мая 1999 года № 23-52, от 10 июля 2002 года № 40), председатель Комиссии по жилищной политике МГД Галина Хованская дала тематическую пресс-конференцию: «Новое в жилищной политике Москвы».

– 16 августа вступил в силу городской закон «Основы жилищной политики города Москвы» в третьей редакции, – сказала Галина Петровна. – Надо заметить, что этот документ дался нам с большим трудом: была коллизия с двумя вето мэра, работала согласительная комиссия, в результате все новации, которые были в предыдущей редакции, нам удалось сохранить. Закон действует, не ущемляя жилищных прав москвичей.
Коротко о том, что нового появилось в законе. В качестве примера – нормы по квартирам коммунального заселения. Представьте: человек, занимающий комнату в трехкомнатной коммунальной квартире, остается в ней один. В этом случае по утвержденной нами норме он имеет право обратиться в жилищные органы с просьбой предоставить ему отдельную квартиру, а он, в свою очередь, освобождает трехкомнатную. Разумная норма, но не работала, потому что жилищные органы не информировали людей о таком праве. Новая редакция вменяет жилищным органам обязанность информировать граждан о наличии у них такого права.
Появилась еще одна важная норма: на период коммунальной реформы капитальный ремонт жилищного фонда независимо от формы собственности является обязанностью города и дотируется из бюджета Москвы. Эта норма защищает, например, дома ЖСК, товарищества, где люди, управляя домом, тем не менее, получают дотации, ибо в этом доме живут малоимущие граждане, которые имеют право на помощь из городского бюджета, либо – на льготы.
Есть новости, касающиеся закона «Об улучшении жилищных условий жителей города Москвы». Я говорю о нашумевшем 10-летнем «цензе», который был отменен решением Верховного суда 5 октября 2001 года. После решения Верховного суда мы поставили на учет более 800 семей без соблюдения этого «ценза»: то есть вчера человек приехал и зарегистрировался, сегодня пришел вставать на учет на льготную категорию и отодвинул в сторону тех, кто стоит в очереди с 1982 года, но не имеет никаких льгот.
Что обнадеживает? Есть определение Конституционного суда от 9 апреля 2002 года, опубликованное в августе. Суд рассмотрел обращение гражданина Аванова Александра Яковлевича, зарегистрированного в Москве по месту пребывания, которому Департамент жилищной политики при правительстве Москвы отказал в постановке на учет. Г-н Аванов обратился в Пресненский межмуниципальный суд, но и там получил отказ на основании того самого «ценза». Гражданин Аванов посчитал, что его право на жилище нарушено. Но Конституционный суд четко сказал: не надо путать свободу передвижения и выбор места жительства с правом на социальное жилье – это разные вещи.
Должна напомнить еще об одной новости: в Госдуме прошли наши поправки в федеральный закон о приватизации. Одну из новаций мы внесли в закон города «О передаче в собственность города Москвы приватизированных жилых помещений». Речь идет о так называемой «деприватизации» жилья без судебного разбирательства. Думаю, в ноябре городской закон вступит в силу.
Все это – хорошие новости, которые вселяют надежду. А без надежды, как известно, жить невозможно.
Но есть и не очень хорошие новости. К сожалению, должна констатировать: в городской Думе предполагается рассмотреть проект о внесении изменений в этот закон, где вновь делается попытка изъять у Думы полномочия по согласованию обязательных ставок для населения по оплате жилищно-коммунальных услуг. Если это удастся, то будет действовать постановление правительства Российской Федерации, где эта функция определена за органами местного самоуправления, то есть за районными собраниями. Выборы в органы местного самоуправления состоятся в будущем году.
И только в страшном сне может присниться ситуация, когда на Пресне будут одни ставки, в Хамовниках – другие, на Соколе – третьи, и так далее. Это вызовет очень сильное изумление москвичей, которые до сего счастливого момента считали, что живут в одном городе.
Как будут развиваться события, прогнозировать не берусь. Однако должна заметить, что проект содержит еще одну неприятную норму, которая касается жителей квартир коммунального заселения и других собственников, имеющих два жилых помещения, не дотягивающих по размеру даже до нормы. Представьте ситуацию: ваша семья живет в коммуналке, и ей досталась вторая комната – от бабушки, но вы по-прежнему стоите на учете. Нынешний закон содержит норму, оценивающую размер ваших жилых помещений по совокупности. Но если пройдет в закон предлагаемая норма, значит, вы лишаетесь права по оплате второй комнаты по «щадящим» городским ставкам и в такой ситуации вас не защитит даже суд. Хотя нужно подчеркнуть: предлагаемая норма противоречат действующему указу президента – взимать в полном объеме за второе помещение можно только в том случае, если оно соответствует норме, так как кроме квартиры, отвечающей требованиям социальной нормы, вы имеете вторую – значит, за нее и платите по полному счету, как за превышающую эту норму. Так что норма в нашем городском законе абсолютно корреспондируется с указом президента.
Приведу еще один пример из писем граждан. Многие москвичи улучшают жилищные условия с помощью субсидий, предоставляемых из городского бюджета. И многодетная семья из 6–7 человек приобретает две квартиры, поскольку многокомнатных не хватает. Так вот, по предлагаемому проекту исполнительная власть сможет взимать с многодетной семьи оплату второй квартиры в полном объеме.
Ряд таких «новаций» и будет рассматриваться в Мосгордуме в октябре. Надеюсь, возобладает здравый смысл, и либо документ отзовет представитель мэра, либо депутаты его не примут.
Затем Галина Петровна ответила на вопросы журналистов. И вот, пожалуй, самый важный из них:
– Насколько верна информация о том, что пенсионер Виктор Введенский добился признания незаконным постановления правительства Москвы № 76, которым плата за техобслуживание жилья с января нынешнего года была поднята задним числом в два с половиной раза: с 70 коп. до 1 руб. 80 коп. за метр?
Г. Хованская:
– Эта информация соответствует действительности. К сожалению, мы столкнулись с примером правового нигилизма. С одной стороны, сложилась нормальная процедура, по которой с Думой согласовывают новые ставки оплаты жилья и коммунальных услуг. И эта процедура целый год работала нормально: гласно, в присутствии прессы обсуждались все ставки и нормативы, задавались любые вопросы. Впервые она была грубо нарушена 29 января, когда задним числом, что является нарушением закона города Москвы «О правительстве», в декабрьский документ о повышении обязательных ставок для граждан была внесена дата «1 января». Мы пригласили его авторов – руководителей Управления городского заказа правительства Москвы – на заседание думской комиссии, но они не только не признали нарушения, но и стали доказывать в СМИ, что ничего не нарушили. Мы их предупредили о возможных правовых последствиях таких решений. Реакции не последовало.
Как развивались события далее? В марте ко мне на прием пришел избиратель Введенский и задал вопрос: «Ставки согласованы с Думой?» Я сказала: «Нет». Он задал второй вопрос: «Правда, что их ввели задним числом?» Что я должна была ответить? Говорю: «Правда». «А вы мне дадите документы, на основании которых я могу пойти в суд и доказать, что они ввели ставки незаконно?», – спросил избиратель. Я ответила: «Да». Как я могла отказать своему избирателю?
Он пошел в городской суд. И вот решение суда. Но в силу оно не вступило, и будет обжаловано ответчиком, который упорствует в своем правовом нигилизме. А цена вопроса между тем растет с каждым месяцем. Что может быть дальше? Городской суд признал несоответствующим законодательству это постановление, значит, действует постановление со ставкой в 70 копеек. Появились иски и в районных судах. Там конкретные Иванов, Сидоров, Петров предъявляют претензии к родным ДЕЗам: неправильно сделали расчет. И что вы думаете, есть уже решения суда, вступившие в силу, по которым ДЕЗы обязаны сделать перерасчет, исходя из ставки в 70 копеек за весь период с 1 января 2002 года.
Узнав о решении горсуда, я тут же позвонила в Департамент экономической политики, объяснила ситуацию, попросила: вносите немедленно документ на согласование с Думой. Представьте ситуацию, что последует отмена решения по иску Введенского. Будет пересмотр. Но истец дойдет до Верховного суда, а тот, в свою очередь, примет законное решение: нарушение было. Значит, чем дольше этот процесс длится, тем хуже ситуация. Представители правительства заявляют, что будут делать перерасчет только по конкретным удовлетворенным судом искам к ДЕЗам. Ситуация, с моей точки зрения, требует немедленного вмешательства мэра, наказания виновных. Потому что перерасчет – это более миллиарда рублей потери для бюджета. Вот цена правового нигилизма.
– Будет ли делаться перерасчет?
Г. Хованская:
– Представители Управления городского заказа говорят, что всеобщего перерасчета не будет, только по конкретным решениям судов к конкретным ДЕЗам…
– Но такая ситуация может спровоцировать москвичей – суды будут завалены исками…
Г. Хованская:
– Упорствовать в ошибке – значит, приносить городу колоссальный вред. Ради чего – не понимаю…
– Может ли мэр своим постановлением разрешить ситуацию?
Г. Хованская:
– Мэр может дать указание не обжаловать это решение. И немедленно внести документ в Думу – тем самым минимизировать масштабы ущерба…
– А вам не кажется, что попытка оспорить правомерность согласования ставок с Думой в связи с этой коллизией представляется не случайной?
Г. Хованская:
– Может быть, здесь и есть причинно-следственная связь, но, повторяю, решение этой коллизии в руках депутатов городской Думы. Вопрос – о мере ответственности перед москвичами…

P.S. В Москве восстанавливают десятилетний «ценз» проживания, что означает: в столице нужно проживать не менее 10 лет, чтобы рассчитывать на бесплатное муниципальное жилье. Об этом сообщила 18 сентября в прямом эфире «Эха Москвы» депутат Мосгордумы, координатор жилищной политики Галина Хованская. По ее словам, Верховный суд отменил собственное решение на этот счет. Основанием стало определение Конституционного суда, где сказано, что нужно восстановить прежний порядок, чтобы распределение жилья в Москве было справедливым. При этом Г. Хованская подчеркнула, что никто не собирается ограничивать свободу передвижения и выбор места жительства. Рынок жилья в Москве достаточно развит.

Василий Дворыкин

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев