11:01:54
28 мая 2024 г.

Алла Сурикова: «Жизнь не складывается, а вычитается»

РазноеОна верит в мощный терапевтический эффект смеха. Однажды на полном серьезе предложила проводить в школах уроки юмора. Ну и себе, конечно, прописывает не менее радикальное средство – самоиронию, не уставая при этом разрабатывать на радость почтенной публике тяжелый и сложный жанр кинокомедии.Любовь со второго взгляда
– Алла Ильинична, как получилось, что вашим основным домом стал Кинематограф?

– Cудьба неоднократно предлагала взвешенную, семейно-определенную, научно-кандидатскую жизнь. А внутренний голос посылал на разные глаголы. Поэтому у меня практически не было любви с первого взгляда. Всю жизнь честно старалась любить все, чем занималась. И все это было старание, а не Любовь. Любовь пришла со второго взгляда… «Волшебный луч, в кромешной тьме! Спасибо тебе, спасибо тебе, спасибо…» Как и героиня моего фильма, тоже пою ему «спасибо».
Я родилась 6 ноября в полдень. Родители назвали меня Аллой в честь маминой подруги, летчицы. Летчицей я не стала, но профессию выбрала не менее опасную. По данным «Курьера Юнеско», по степени риска, профессия режиссера на втором месте после летчика-испытателя.
По гороскопу – Скорпион в расцвете. Говорят, будто это знак волевого, сильного человека, склонного, однако, к самоедству. Пожевать себя точно люблю.
– Правда, что украшением вашего фамильного герба была улыбка?
– Правда. Мы жили в Киеве. Атмосфера в семье была добрая и смешливая: музыка, песни, анекдоты. Много шуток и смеха. Нет, конечно, бывали и конфликты. Да и как их было избежать, если в небольшой трехкомнатной квартире жили я с мамой и папой, бабушка и дедушка с папиной сестрой и ее дочкой Лилей, а еще бабушкина сестра с сыном, невесткой и их ребенком… Но тогда казалось, что так и должно быть – всем нелегко. Ведь это были послевоенные годы. Моя соученица по первому классу Нина жила с бабушкой в чулане восьмикомнатной коммунальной квартиры!
Часами, сменяя друг друга, выстаивали очереди за маслом, сахаром, мукой. А на полках продуктовых магазинов тогда были только крабы да черная икра. От сквозняков в этой самой подворотне заболела плевритом, и меня пичкали икрой с утра до вечера. Эта черная паюсная икра казалась тогда ужасно противной.
Черный хлеб и что-нибудь смешное
– Вы снимаете комедию. И на возглавляемом вами фестивале кинокомедии «Улыбнись, Россия!» любят повторять: «Мир уцелел, потому что смеялся». Когда вы сами пришли к этому выводу?

– Еще в раннем детстве. Так получилось, что эпицентром нашего семейного мира была бабушка – подпольная кличка «Карл Маркс» (так ее прозвали за большую светлую голову). Ее главным «капиталом» были бесконечная доброта и гениальные картофельные драники. Однажды бабушка серьезно заболела. Многоопытный доктор Примак вынес вердикт: «Пятьдесят граммов черного хлеба и чего-нибудь смешного». Мы развлекали бабушку, как могли, и она выздоровела. С тех пор я твердо уверовала: смешное лечит.
Вообще, мое детство – большой диван и много-много родственников. Если все собирались вместе, кто-нибудь обязательно садился за рояль, и возникало волшебное… Мама работала врачом. Папа – инженером, он лет 30 проработал в Киевском телецентре. Мамин брат тоже был врачом и одновременно прекрасным художником, а папины – артистами, заслуженными и народными. Не говоря уже о братьях моей бабушки – музыкант, артист, художник кино.
Однажды, когда мне было шестнадцать, этот художник отвел меня к соседу, известному кинорежиссеру. «Девочка моя, ежисуя (режиссура), – сосед активно не выговаривал «р» и «л», – это вам не наяды с помадой. Это суевый тьюд!» Он сделал свое «суевое» дело. Я пошла после школы работать на авиазавод слесарем-сборщиком, и лет десять не помышляла о кино.
– Помните первую любовь?
– Первый раз влюбилась в шесть лет – в мальчика Витю. У него папа работал в тюрьме каким-то начальником. Витя меня поцеловал – мне это совсем не понравилось, и я его тут же разлюбила.
Серьезная влюбленность с ревностью, стихами, сердцем, выпрыгивающем при встрече, пришла в восьмом классе и терзала до окончания школы. Его звали Олег. Он был мастером спорта по гимнастике и настоящим лидером. Казался самым-самым. В него были влюблены все девчонки в классе. А он держался со всеми одинаково приветливо и недоступно. Вокруг меня всегда крутилось много мальчишек. Но я с детства не любила доступных мужчин. Увы, после школы идеал рухнул, рассыпался. Он начал ветшать уже в общежитии филологического факультета Фрунзенского университета (КИРГУ), куда я поступила.
– Чем запомнилась жизнь в общежитии?
– На одну койку там приходилось по два человека. Спали валетом. Однажды ночью проснулась оттого, что чужая немытая пятка маячила у моего носа. Собрала вещи и ушла снимать угол.
Параллельно устроилась в театр. Но совсем не актрисой, а машировщицей – очищала старые декорации от красок. Одно время даже работала грузчиком в магазине наглядных пособий. Там же ловила жуликов вместе со стариком директором.
Среди жуликов, веников и наглядных пособий начала пописывать стихи… А вскоре перевелась в Киевский университет – поближе к родителям и стала заниматься математической лингвистикой. И хотя диплом по матлингвистике защитила на «отлично», решила свернуть с научной стези.
Дозреть до супружества
– А как бывший лингвист относится к мату на площадке?

– Наш педагог на Высших режиссерских курсах Леонид Захарович Трауберг говаривал о мате примерно
так: «Мат – не роскошь, а прЭдмЭт сохранения режиссерского здоровья».
– Потом у вас родилась Кира…
– Кира, Кирюша, дочка! Ее отец и мой муж Вадим Суриков был человеком разносторонних увлечений: танцевал, пел, занимался гимнастикой, очень любил смотреть футбол. Я тоже на некоторое время стала болельщицей.
От Вадима ушла, когда Кире было три года – семейная жизнь стала необязательной. Ссор не было – были обиды, такие же необязательные, как все, что происходило между нами. Мы не дозрели тогда до семейной жизни. Вообще, благодарна всем своим мужьям. Один подарил мне Дочь. Другой – Философский камень. Третий – Веру в себя…
– В Москве вы некоторое время, насколько знаю, жили в гостинице «Мосфильмовская», куда постоянно захаживали в гости коллеги…
– Это «некоторое время» продолжалось четыре долгих года и две с половиной картины. Мой быт – это электроплитка, холодильник «Морозко» и – главное! – телефон. Телефонов на все номера было только два. Конечно, вся гостиница ходила ко мне звонить – потом выпить чаю, потом что-нибудь покрепче, потом рассказать собственную жизнь. Я наполнялась чужими жизнями. А на свою времени катастрофически не хватало.
Все советские праздники, основные торжественные гуляния начинались на студии, а заканчивались у нас в гостинице. Гости всегда были моим праздником. Но сплошные праздники могут надоесть. И иногда на настойчивый стук в дверь, отвечала: «Я работаю». Что было правдой. На меня обижались. И тогда нашлась спасительная формула отказа: «Извините, я не одна». – «О, простите!» – понимающе и уважительно слышалось из-за двери. И на цыпочках удалялось по коридору.
Но теперь по «Мосфильму» поползли слухи о моей пестрой личной жизни…
Со мной в гостинице поселилась дочь Кирюша, которую забрала из Киева. Придвинули к моей кровати два кресла, покрыли ковром. Получилась отличная двуспальная кровать. Кирюша «врубила» магнитофон. Вначале я дернулась, потом остыла. Поняла, что музыка повисла между нами, как спасительная ширма.
Долгожданную квартиру получила незадолго до начала съемок фильма «Ищите женщину». Недалеко от «Мосфильма» – о чем еще мечтать? На новоселье Леонид Ярмольник и Александр Абдулов подарили котенка. И притащили целый ящик еды для него и остатки – для гостей. Котенка назвали Фунчеза – в честь китайской гороховой лапши, которая тоже оказалась в ящике с едой. Он вырос в настоящего бандита. Залезал на холодильник, который стоял у двери, и бил всех входящих лапой по спине – привет, мол.
Похвальное слово каскадерам
– Фильм «Человек с бульвара Капуцинов» получил приз «За лучшую драку среди советских актеров». А что, с вашей точки зрения, нужно, чтобы комедия получилась?

– Чтобы получилась комедия, нужно, если не считать мешка юмора, всего ничего: Дикий Запад: салуны, лошади, драки, кольты, перья…
Дикий Запад – американский городок Санта-Каролину с банком, салуном, аптекой, пустыней и кактусами – построил в Крыму, под Феодосией художник Женя Маркович. Еще до съемок декорация, только что выстроенная в коридоре Тихой Бухты, стала заваливаться от ветра. Хотя внешне она выглядела, как настоящий городок, ее передние стены сзади подпирали балки. На глазах рушился город моей мечты… Схватила что-то вроде лопаты и бросилась город спасать. Потом поняла, что одна не справлюсь. Села и заплакала. Два здоровых молодца из основного неактерского состава съемочной группы сидели неподалеку на берегу моря – резались в карты. И не поднялись… Но на помощь пришли каскадеры. Под порывами шквального ветра они вкопали столбы. Город выстоял! С тех пор нежно люблю людей, которые называются верным словом – «каскадер»…
– Как во время съемок складывается личная жизнь режиссера?
– На время съемок личная жизнь не складывается, а вычитается. И хотя режиссер для всех членов съемочной группы – мать, отец, брат, муж, жена, друг, – никто во время съемок не имеет на эту самую жизнь никаких прав. Но получилось так, что незадолго до съемок фильма «Человек с бульвара Капуцинов» я познакомилась со своим будущим мужем. Случайно.
Мы отдыхали вместе в Доме творчества в Болшеве. Вхожу в буфет и вижу: красивый, седой, с бородой, заказывает виски. Вот, думаю, богатый грузин. Оказалось, бедный еврей. Но было уже поздно. Мой будущий супруг отправился вслед за мной на съемки в Феодосию, в нашу Санта-Каролину. Я отговаривала Алика ехать, понимая, что не смогу уделять ему достаточно внимания, и легкий карточный домик начинающихся отношений может просто развалиться от первого ветра. Но Алик все равно поехал. И очень помогал.
Жили в Феодосии в гостинице. Через пару недель после нашего отъезда в той же гостинице оказался мой двоюродный брат. Он спросил дежурную: «В вашей гостинице недавно жил кинорежиссер?» – «А, это такой с бородой (об Алике), с ним еще жена была (это обо мне)!» – охотно поделилась информацией бабушка-дежурная, поженившая нас заочно. А Андрей Миронов, заходя к нам в гости и наблюдая, как Алик хозяйничает, часто шутил: «Если вы за него не пойдете замуж, я сам на нем женюсь!»
– Алла Ильинична, рассказывают, будто вас однажды ограбили…
– Меня грабили неоднократно. Когда мы с Викой Токаревой, писателем и моей подругой, поселились в одном доме на улице Довженко, она пошутила: «Если к тебе вор залезет, будешь за него переживать: у тебя ведь взять нечего». И вот залезли. Причем дважды. И даже нашли, что взять. Первый раз унесли старинные бабушкины золотые часы и новый нутриевый полушубок, который я только-только привезла из Чехословакии.
Судя по всему, хотели забрать и старый телефон, но он просто развалился у воров в руках. Явно искали видеомагнитофон и камеру – тогда это была большая редкость. Не нашли: они были спрятаны в шкафу. О чем я позже широко оповестила всех друзей и знакомых. Когда залезли в следующий раз – перерыли весь шкаф. Но видак с камерой теперь случайно оказались в диване…
К тюрьме готова не была
– Каким оказался самый экзотический интерьер, в котором довелось снимать фильмы?

– Несомненно, это была тюрьма в голландском городе Алкмар, где мы снимали фильм «Хочу в тюрьму!».
Тюрьма не просто понравилась – мы были в шоке! Начать с того, что вновь прибывших тюремщики встречали словами: «То, что вы не на свободе, а в этих стенах, – уже само по себе большое наказание. Поэтому мы постараемся сделать ваше пребывание здесь как можно более комфортным». И действительно, арестантские камеры тянули на номер в четырехзвездочном европейском отеле. Холодильник, телевизор, отдельная ванная… Кроме того, мы увидели тренажерный зал, теннисный корт, компьютерный класс, музыкальный класс, класс для живописи и даже вольеры для разведения кроликов…
У них в номерах, то есть в камерах, не было никаких решеток на окнах, зато имелось все необходимое, поскольку им многое разрешается брать с собой из дома – для более комфортной отсидки. Работая, они получают зарплату и могут в тюремном магазине отовариваться по своему желанию. Если, к примеру, «сидельцу» не по вкусу еда, которой кормят в тюрьме, он может готовить себе отдельно.
В тюрьме Алкмара к нашему безмерному удивлению мы обнаружили объявление, что в субботу состоится вечер отдыха с вином и танцами под оркестр, на который приглашаются заключенные мужской и женской половин тюрьмы. Нам показали альбом нескольких тюремных свадеб. Вот на таком вечере заключенные знакомились, находили свое счастье и дальше уже досиживали срок в тесном семейном кругу…
Все это была чистейшая, рафинированная, 100-процентная экзотика!

Беседовала Елена Булова


НАША СПРАВКА

Алла Ильинична Сурикова, Заслуженный деятель искусств России, Народная артистка России. Кинорежиссер, сценарист, президент фестиваля кинокомедии «Улыбнись, Россия!».
Родилась в Киеве. В 1973 году окончила Высшие курсы сценаристов и режиссеров, где ее наставником был Георгий Данелия.
Режиссер фильмов «Тайна Волчьей пасти» (2004), «О любви в любую погоду» (2004), «Только раз» (2001), сериала «Идеальная пара» (2001), «Хочу в тюрьму» (1998), «Дети понедельника» (1997), «Московские каникулы» (1995), «Чокнутые» (1991), «Две стрелы. Детектив каменного века» (1989), «Человек с бульвара Капуцинов» (1987), «Искренне ваш» (1985), «Ищите женщину» (1982), «Будьте моим мужем» (1981), «Суета сует» (1978), «Предположим, ты капитан…» (1976).

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация