12:57:04
19 июля 2024 г.

Анна Резникова: «Уют – это праздник. А еще большой круглый стол!»

В гостях у звездыПевица Анна Резникова – одна из немногих, которые поют в России на западную музыку с неизменным успехом. Ее стиль, чем-то напоминающий манеру Лары Фабиан и Хелены Вондрачковой, полюбился многим ценителям музыки. Сторонница классики в творчестве, в быту она тоже придерживается этого стиля.Гробовая была тишина…
– Анна, слышал, что вы готовы поразить россиян новой работой…

– Это правда, сейчас заканчиваю работу над альбомом, в который войдут совсем новые песни, которые мне подарили европейские авторы, в том числе музыканты, работавшие у Мадонны, Лени Кравитса, Элтона Джона. Одну песню написал племянник Майкла Джексона. Название пока не придумали, но могу открыть секрет: там будут песни в совершенно неожиданных стилях. Будет даже рок. Недавно сняла клип на очень интересную песню «Подари мне свет».
– Вспоминаются ваши победы на международных конкурсах: в Юрмале, на «Золотом Орфее» в Болгарии, на «Голосе Азии», на «Ступени к Парнасу»… Какой конкурс оставил самые яркие впечатления?
– Каждый запомнился по-своему. Наверное, «Золотой Орфей» и «Интершлягер» особенно, так как они проходили в непростое время. На «Золотом Орфее» из соцстран были только я и поляк. Остальные – капиталисты. Перед поездкой Бисер Киров сказал: «Аня, тебя там встретят не так, как остальных. Будь готова к этому». Когда приехала, поначалу не заметила ничего особенного. Но уже на репетиции почувствовала себя не в своей тарелке. Все приехали на фестиваль со свитой – директор, саунд-продюсер, личный стилист, костюмер… В моем же распоряжении был только переводчик. На сцене всех объявляли: «Мисс такая-то, страна такая-то! Мистер такой-то, страна такая-то!». Когда объявили «Анна Резникова, Советский Союз», в зале воцарилась гробовая тишина. Ни одного аплодисмента. Спела первую песню на английском, а потом блюз. Публика с каждой минутой становилась все более радушной, и в итоге проводили меня бурными аплодисментами. Получила звание лауреата.
– А что было в Чехословакии?
– Перед самым концертом звукорежиссер «Интервидения» вдруг заявил: «А «совьетке» делать ничего не буду». Я как ненормальная бегала, искала, кто бы сел за пульт во время моего выступления. Слава Богу, нашелся один порядочный немец, который предложил свои услуги. Вот так затирали наших людей…
Полное «хякумамбонно»
– После успехов на конкурсах вас заметили в СССР. Ваши песни были представлены даже в «Песне года». Почему вы решили уехать в Японию?

– Предложили выгодный контракт на несколько лет. А потом произошло самое страшное горе в моей жизни – умер отец. Это был шок. Поняла, что мне тяжело возвращаться в СССР, где он умер. Так и решила остаться в Японии.
– И записали там альбом?
– Из-за этой страшной трагедии так и не закончила эту пластинку. Вы спросите, учила ли японский язык? Отвечу: нет. Все песни просто заучивала, предварительно знакомясь с переводом. Японцам очень нравилось. Они говорили, что невозможно петь по-японски, не зная языка. А я вот пела!
– А сталкивались с распространенным в Японии преклонением перед артистами?
– Была поражена, как меня принимали, и говорила: «Я нормальный, обычный человек! Не надо меня воспринимать как-то особенно». А они мне: «Нет! Если Бог отметил тебя таким талантом, значит, стоишь выше обычных людей». Привыкла записываться в студии по шесть часов без перерыва, а здесь удивилась, слыша через каждые пять минут: «Все, Анна-сан, перерыв!». Меня буквально заставляли отдыхать.
– Вы пели по-японски «Миллион алых роз»…
– Когда поехала в Японию, меня спросили, можно ли спеть эту вещь по-японски. Согласилась, но когда узнала, как звучит «миллион» на японском, поняла, что придется помучаться: «хякумамбонно». Очень долго учила этот слово, потом записала. Получилось весьма неплохо. Помню реакцию моей собаки, которая, глядя на эти мучения, вздохнула и ушла в другую комнату.
– После Японии вы работали по контрактам в Италии, Франции, Израиле, Сингапуре, Америке, Германии. Никогда не возникало мысли, что вместо западных контрактов надо укреплять позиции на российской сцене, работать здесь?
– Признаюсь, мысль о возвращении в Россию меня пугала. Уехав из страны, стала «предателем Родины», как тогда выражались. Думала, стоит ли возвращаться, примут ли, легко ли будет, и все откладывала возвращение. Боялась, что здесь спросят: «А чего это ты приехала?». Это длилось 10 лет. А потом познакомилась с Вадимом Сойрефом, который стал моим мужем и впоследствии продюсером. Именно он уговорил вернуться в Россию и попробовать снова свои силы здесь.
При чем тут мода?
– Попробовать силы – это мягко сказано. Ваше поистине триумфальное возвращение с программой «Навсегда» обсуждали все, а песни «Кто в доме генерал?», «Прощальных слов не говори…», «Одна минута» звучали даже в переходах метрополитена… Режиссером вашей программы был Андрис Лиепа, а песни стали предлагать лучшие авторы: И. Крутой, С. Осиашвили, В. Лоткин, И. Резник…

– Благодарю Бога за то, что дал возможность спустя 10 лет снова показать российскому зрителю, на что способна. И рада, что именно эти знаменитые люди согласились помочь, подарили такие красивые песни. Андрис поставил потрясающее шоу, Александр Шевчук придумал неожиданный имидж.
– Как раз по возвращении в Россию вы обосновались в Москве. Могу себе представить, какие апартаменты были у звезды, избалованной западными изысками!
– Несколько лет жила вместе с мужем в его квартире, которая действительно выглядела, как дворец: в ней были настоящие колонны, много золота, мрамора… Признаюсь, все это не прельщало. За внешней красотой таилась семейная драма, вылившаяся в то, что сейчас живу одна, в собственной квартире, с видом на Филевский парк. Ни о чем не жалею, здесь гораздо спокойнее и комфортнее. Со мною домашние питомцы – кот Марсик и пес Ватсон, они не дают грустить.
– А многое вообще в вашей жизни значит дом?
– Очень многое. Дом – это единственное место, где чувствую себя защищенной, где знаю, что все сделано своими руками, по собственным задумкам. Если есть в жизни такие главные составляющие, как здоровье, семья, дети, так дом – одно из них. Очень ценю домашний уют.
– А что вкладываете в это понятие?
– Это удобная, мягкая мебель, большой диван, много подушек, неяркий свет, обилие зелени и цветов. Уют – это обязательно праздник, а он в доме невозможен без круглого стола. Сейчас на кухне большой круглый стол из стекла на металлических ножках, за которым принимаю гостей, а иногда просто сижу, мечтаю.
– Раз проводите на кухне много времени, какие требования к дизайну этой части квартиры предъявляете?
– Кухня обязательно должна быть большая и просторная, пластичная, функциональная. Предпочитаю светлые тона, так как это создает ощущение легкости. А еще должно быть обязательно большое окно, через которое можно смотреть на улицу, потягивая кофе или минеральную воду. Из окна на кухне открывается шикарный вид на Филевскую пойму. Летом это особенно красиво, когда все вокруг утопает в зелени. Знаете, в столичных условиях хорошая экология и наличие лесного массива рядом с домом – немаловажный фактор.
– Вы прибегали к помощи профессионального дизайнера?
– В основном все придумывала сама. Всегда видела дом в песочно-коричневых тонах, поэтому все предметы интерьера, начиная с мебели, подбирала, исходя из этого. Купила большой диван темно-коричневого цвета, большие, удобные кресла «под леопарда». Правда, говорят, «леопардовый цвет» не в моде. Но какая разница, модно это или нет, главное, что мне нравится. Лампы тоже подбирала теплых оттенков, а настольные лампы – с тканевыми расшитыми абажурами светло-желтого цвета. Еще очень люблю белый цвет, с удовольствием купила бы белый диван, но с моими животными это исключено, так как они лазают по всем диванам и креслам.
Люблю то, не знаю что
– На полах ковры или шкуры?

– Только ковры. Жалею убитых животных, вообще сторонник «Гринписа» и стараюсь даже одежду из натуральной кожи и меха не носить.
– Какое у вас самое любимое место в доме?
– Это, наверное, большой диван перед телевизором. Когда никуда не надо идти, удобно там устраиваюсь, приходят кот и собака, и мы все дружно смотрим телевизор.
– Вы говорили, любите цветы в доме.
– Очень. Правда, не знаю, как они все правильно называются. Люблю что-то типа папоротника, чтобы пышное было. Все равно, цветущее или не цветущее то или иное растение, главное, чтобы оно было красивое и радовало глаз. Без зелени дом мне кажется нежилым.
– Есть ли в доме вещи с особенной судьбой?
– Итальянская лампа ручной работы. Она выполнена в виде статуи, а сама лампочка у нее под шляпой. С виду кажется, что это обыкновенная статуя, но когда ее зажигаешь, внутри шляпы разливается теплый свет. А еще есть картина, на которой сама изображена. Она огромная, и когда гости первый раз ее видят, говорят, что я там не похожа на себя. Но это же картина, а не фотография! Видимо, художник Игорь Бельковский так меня увидел.
– Любите украшать квартиру разными «штучками»?
– В принципе, люблю, но всего должно быть в меру. В прихожей висит картина – макет сцены с сольной программы «Навсегда», в комнате на стенах тоже висят картины и несколько фотографий в деревянных рамках с моего же концерта в ГЦКЗ «Россия».
Креветки «а-ля резникофф»
– Как относитесь к культуре фэн-шуй?

– Положительно. Это очень интересно. Этим увлекается дочка, и когда возникают вопросы, обращаюсь к ней. Главное знаю – нельзя спать ногами к двери.
– А готовить любите?
– Готовлю крайне редко, есть домохозяйка. Но фирменное блюдо – креветки в белом соусе. Хотите, дам рецепт?
Берутся чищеные креветки, бросаются на сковороду со сливочным маслом, добавляете немножко муки, зажариваете и наливаете немного сливок. Когда содержимое сковородки закипает, туда бросаем укроп и чеснок, соль и перец по вкусу. Получается невероятно вкусное блюдо. А главное – быстро.
– О домашних питомцах расскажите…
– В Москве живут два прелестных создания – лысый кот-сфинкс Марсик и английский бульдог Ватсон. Они очень дружны, а для меня вообще как дети! Марсик – это настольный кот. Ему позволено гулять по всем столам, диванам и креслам. Ватсон в основном бегает по полу, но тоже не прочь забраться ко мне на диван, забиться в подушки и блаженствовать.
– У вас собственный дом и сад на Кипре. Что растет в саду?
– Апельсин, лимон, мандарин. Укропчик-петрушечку не сажаю, только цветы. Очень люблю с чашечкой кофе выйти в сад, посидеть рядом с бассейном. Для сада приобрела плетеную мебель. Кажется, она наиболее удачно гармонирует с природой.
– Автором кипрского дома тоже являетесь вы, если не ошибаюсь?
– Уже говорила, что люблю естественный свет в доме, поэтому, когда возник вопрос, каким должен быть дом в южной стране, решила, что в нем будет много стекла. Такой дом невозможно построить в наших погодных условиях – не выдержит мороза. Просила сделать огромные окна, чтобы было ощущение единения с природой.
– В том доме и спортзал есть?
– Решила: зачем ходить по тренажерным залам, тратить драгоценное время и деньги? Купила тренажеры, беговую дорожку, гантели. А поскольку на Кипр приезжаю исключительно отдохнуть, то совмещаю приятное с полезным – и позагораю, и спортом позанимаюсь, и в теннис поиграю.
– Что бы вы посоветовали людям, желающим обустроить свое жилье?
– Советовать трудно, ибо сколько людей – столько и мнений. Сейчас очень много мебельных салонов, где за небольшие деньги можно купить красивую качественную мебель отечественного производителя. Лучше всего выбирать то, что по карману, но не забывать о красоте, удобстве и уюте. Нужно объездить несколько магазинов – хотя бы пять – шесть. Тогда появится выбор. И не забывайте – не гонитесь за модой! Модные вещи не всегда удобны. А вам на диване придется спать, на кресле сидеть, а за столом принимать гостей…

Иван Ильичев

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация