Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 23 сентября 2004 г. 23:36
Публикация в газете: №38 (505) от 23 сентября 2004 г.

Здесь жили творцы и меценаты

Здесь жили творцы и меценаты

На стародавнем Покровском бульваре, той его части, что устремилась косогором к Яузе, под номером 18 крепко стоит двухэтажный каменный дом удивительной судьбы. Ему добрых 200 лет, и он выстоял в потрясениях 1812, 1917, 1941 годов.

Приобретен же он был известным купцом Андреем Карзинкиным еще в 1815 году. Совладелец Большой Ярославской мануфактуры был представителем семьи российских меценатов. На свои средства Карзинкины воздвигли церковь Петра и Павла в Ярославле, а в Белокаменной построили «Большую Московскую гостиницу», которая в советское время вошла составной частью в новый корпус гостиницы «Москва», а ныне разобрана по кирпичику. Откуда взялся Станиславский? Добротный, красивый дом на Покровском бульваре вот уже более ста лет известен литературно-театральной общественности столицы как «Дом Телешова», писателя-разночинца, организатора знаменитого литературного кружка начала XX в. – «Среда». Ядро этой «Среды» составляли Бунин, Горький, Андреев, посещали собрания Чехов, Шаляпин, Рахманинов и многие другие литераторы, художники, артисты, драматурги. Сам Николай Дмитриевич Телешов с начала двадцатых и до середины пятидесятых заведовал Музеем МХАТа. Жена Н. Телешова, Елена Андреевна, была дочерью Андрея Александровича Карзинкина и родилась в этом доме. Все дети купца А. Карзинкина пошли по стезе искусства и науки. Елена Андреевна окончила Московское училище живописи, ваяния и зодчества, была любимой ученицей знаменитого художника Поленова, ее работы хранятся в Третьяковке. Софья, вторая дочь А. Карзинкина, серьезно занималась естествознанием. Сын Александр, старший научный сотрудник Исторического музея, крупнейший нумизмат, состоял членом Совета Третьяковской галереи... Но традиция музыкально-театральных вечеров в этом доме зародилась еще по инициативе Карзинкина-старшего, скрипача-любителя. Его гостями бывали Александр Островский и Михаил Щепкин. Никому не известный купец Константин Алексеев – будущий Станиславский – впервые добился успеха именно здесь, на подмостках самодеятельной сцены в «Женитьбе» Гоголя. Только сор не выноси! Расцвет кружка литераторов в доме на Покровском приходится на период, когда Н. Д. и Е. А. Телешовы поженились и обосновались здесь на постоянное жительство. Кто только не участвовал в работе «Среды»: братья Бунины, Андреев, Скиталец, Чириков, Серафимович, Горький, Зайцев, Шмелев, Гиляровский, Белоусов, Гарин-Михайловский… Из старшего поколения собрания посещали Чехов, Мамин-Сибиряк, Боборыкин, Златовратский. Бывали Собинов, Лужский, братья Немировичи-Данченко. Максим Горький здесь читал свою пьесу «На дне». Когда в театре Корша была поставлена пьеса «Дети Ванюшина» (1901 г.) и вся Москва заговорила о ней, на «Средах», естественно, появился и сам ее автор, скромнейший Сергей Александрович Найденов (настоящая фамилия – Алексеев). И подобные посещения ярких представителей культуры были здесь регулярны. Многие писатели читали здесь свои произведения, которые бурно обсуждались членами кружка. При этом строго соблюдалось правило: говори все, что думаешь, не обижайся на критику, но и не выноси сор из избы. Приверженцев разных политических взглядов и литературных вкусов объединяло желание служить делу прогресса, распространению литературы. «Среда» организовала несколько выпусков товарищеских сборников, средства от которых шли на общественные нужды. Здесь же, на Покровском бульваре, зародилось горьковское товарищество «Знание». Два озорных великана Нередко на «Среды» вместе с Горьким приезжал Федор Шаляпин. После литературных бесед и ужина он садился за рояль и, сам себе аккомпанируя, пел. Порой Шаляпину аккомпанировал Сергей Рахманинов. «Шаляпин поджигал Рахманинова, а Рахманинов задорил Шаляпина. И эти два великана, увлекая один другого, буквально творили чудеса. Это было уже не пение и не музыка в общепринятом значении – это был какой-то припадок вдохновения двух крупнейших артистов», – отмечал в своих «Записках писателя» Н. Телешов. Значение проходивших долгие годы литературных «Сред» заключалось не только в поисках новых имен, новых произведений и их популяризации, в этом доме невольно накапливались и хранились бесценные рукописи, письма, фотографии, переписка. Стены залов этого особняка увешаны картинами, рисунками, акварелями крупнейших художников России. Есть здесь и левитановские зарисовки – художник часто бывал в этом доме в последние годы жизни: он жил по соседству, болел, ему запрещалось много ходить, и путь до телешовского дома был единственно одолимым. Музеефикация культуры В 1918 г. дом на Покровском бульваре превратили в коммуналку, все разделили на клетушки и плотно заселили. Более того, в доме, совсем чисто по булгаковскому «Собачьему сердцу», где действовала «Главрыба», разместился трест «Главсахар», и адрес был опубликован в справочнике «Вся Москва». И только в августе 1960 г. вышло постановление Совмина РСФСР о музеефикации квартиры Н. Д. Телешова, и это только после того, как стараниями общественности на доме появилась мемориальная доска. Так Министерство культуры оценило заслуги писателя перед отечеством. Последние жильцы покинули этот наполненный мемориями дом в 70-х гг. Семье современных Телешовых вернули несколько комнат, среди них кабинет писателя и знаменитая зала – все в невероятном состоянии. О критическом положении дома известно на всех уровнях, в том числе и в правительстве Москвы. Нелишне напомнить, сколько доброго, помимо литературно-общественной деятельности, сделал сам Н. Д. Телешов вслед за своим тестем. Так, в Быкове им была построена больница им. С. Н. Карзинкиной и Д. Е. Телешова, в Малаховке – первая сельская гимназия. Еще до Октября прежние власти присвоили ему звание «Потомственного почетного гражданина»! Смеем надеяться, что новые Солдатенковы и Бахрушины совместно с городскими властями помогут восстановить один из ярких островков отечественной культуры.

Юлиан Толстов

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.