Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 24 июня 2004 г. 13:24
Публикация в газете: №25 (492) от 24 июня 2004 г.

ФСБ отдыхает

ФСБ отдыхает

«Вас много, а я одна». Фраза вроде бы стала подзабываться, а между тем прощаться с ней рано. Когда говорят о местной власти и жильцах – самая актуальная. Речь в данном случае идет об одном лишь аспекте взаимоотношений сторон, впрочем, не столь уж несущественном – информированности людей во всем, что творится в их жилище, а также окрест. Не хочет власть с нами разговаривать. В упор не видит.

Из моего окна видна префектура Юго-Западного округа, за которым огромный пустырь. Когда-то, четверть века назад, здесь была речка, потом ее засыпали, по обеим сторонам оврага поднялись новые кварталы, а на месте самого оврага возник «железный Шанхай» – гаражный городок. Теперь его собираются сносить. Что будет на пустыре? Слухи будоражат жителей. «Слыхали? Построят Ледовый дворец». «Слыхали? Проложат дорогу между двумя шоссе, как раз под нашими окнами». «Слыхали? Реку освободят из труб и здесь разобьют набережную». Гудит район, но так ничего и не знает. Сплошная «кафка» – решается наша судьба, но мы остаемся в полном неведении. Но вот на части пустыря стал строиться дом. Понаехало десяток риэлторских машин с плакатами: «Консультации», а на некоторых даже: «Круглосуточные». Понятно: коммерция. К чему не прикоснись – страшная тайна. А самая главная загадка – за что берут с нас деньги. Двор, в котором я живу, давно уже превратился в джунгли – деревья закрывают окна не то что первого, но и второго этажей. Никто за ними не ухаживает. Дорожки разбиты, и ладно бы вечные лужи, но люди спотыкаются и ломают ноги. Искореженные мусорные баки всегда переполнены, и над ними кружится черное воронье. А сам дом? Текут крыши, останавливается лифт, то и дело выходит из строя домофон. На что уходят деньги, которые я плачу за квартиру? Не знаю. Может, на дело, а может, нет. Мне об этом не говорят. ДЕЗ – самая закрытая и таинственная организация. ФСБ может отдыхать. Сейчас мы платим – как нас уверяют – всего половину суммы за обслуживание. А когда возьмут всю – подавно ничего не узнаем. Чем больше бабки – тем больший секрет. Не потому ли многие люди против реформы ЖКХ? Ведь если бы перед нами отчитывались за наши же рубли, если бы мы знали, что такая часть пойдет на крышу, а такая – через налоги ли, техническое обслуживание (куда, кстати, входит и благоустройство), на разбивку набережной недалеко от дома, может, с большей легкостью расставались с ними?

Ирма Георгадзе

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев