Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 22 апреля 2004 г. 13:37
Публикация в газете: №16 (483) от 22 апреля 2004 г.

Дворец мецената – приемная министра обороны

Дворец мецената – приемная министра обороны

Этот изящный особняк на Мясницкой улице, совсем рядом со станцией метро «Чистые пруды», долгое время скрывался за глухим забором. Ныне завеса секретности снята: в годы Великой Отечественной войны здесь, в доме 37, располагалась ставка Верховного главнокомандующего.

Такие разные хозяева На ближайшей станции метро «Кировская» всю войну поезда не останавливались. На перроне, перегороженном фанерными стенками, располагалась часть Генштаба и узел связи. Для Сталина здесь был устроен подземный кабинет, но он им ни разу не воспользовался. И сегодня это здание по-прежнему принадлежит военным – здесь находится приемная министра обороны России. Сохранившиеся на Мясницкой старые палаты за свою долгую жизнь неоднократно меняли хозяев и перестраивались. В архивах сберегли документ 1752 года о том, что этот участок принадлежал капитану Н. Волконскому. Когда-то здесь плескались два усадебных пруда. Если бы они сохранились, между ними как раз и проходил бы проспект Сахарова. Вот какая это была просторная усадьба с роскошным садом, большим хозяйственным двором, флигелями и служебными постройками. В течение века дом переходил из рук фабриканта И. Докучаева к прима-балерине Императорского театра Ярославовой. В 1819 году по ее заказу главный корпус был перестроен в стиле «ампир» по проекту Осипа Бове, руководившего комиссией по восстановлению Москвы после войны с Наполеоном. В семидесятых годах XIX в., по поручению нового владельца – известного купца, «мясницкого мецената» Козьмы Солдатенкова – академик архитектуры Александр Резанов доводит особняк до совершенства. Современники восхищались облицованными резным – в стиле Ренессанс – деревом, великолепной мебелью, декором залов особняка в мавританском, византийском и античном стилях. Солдатенков прожил здесь много лет до своей кончины в 1901 году. Московский благодетель Один лишь штрих –Лев Толстой восхищался тем, что Солдатенков употребляет большую часть своего богатства на добрые дела. Именно на деньги Козьмы Терентьевича (два миллиона) – построили на краю Ходынского поля громадную детскую больницу (ныне Боткинскую), где лечение было бесплатным, и в больницу принимались все, независимо от сословия и вероисповедания. Еще миллион был выделен на строительство ремесленного училища, столько же – на учреждение крупной торговой школы. Еще Солдатенков занимался строительством и содержанием домов для престарелых, богаделен. Особую славу Солдатенкову принесло меценатство. Еще раньше Павла Третьякова он начал собирать картины русских художников и стал владельцем прекрасной коллекции (Шишкин, Иванов, Федотов, Перов, Васильев, Пукирев, Левитан). Солдатенкову принадлежало также бесценное собрание древних русских икон, его жемчужина – «Спас» Рублева. Вся эта галерея была размещена в залах дома 37 по Мясницкой. А в пятидесятых годах Козьма Терентьевич занялся и издательской деятельностью. Незадолго до кончины Солдатенков составил завещание, в котором он передавал в общественное пользование практически весь свой капитал. Коллекция картин (около 300 полотен), богатейшая библиотека отошли Румянцевскому музею. Все нераспроданные книги его издательства и права на них тоже были переданы городу. После революции на какое-то время в этом особнячке расположился санаторий – прямо в центре города. Все остальное время усадьба находится в руках государства. Мемориальной доски – в память о Солдатенкове – нет. Надеюсь, пока нет.

Автор материала историк-архивист Юлиан Толстов

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.