16:30:07
16 июня 2024 г.

Виктор Сухов: «Коммуналки, соседи, большая стирка…
…а потом внезапно потолок падает вам на голову!»

Дежурная бригада отдела подготовки проектирования и инженерных изысканий ГУП «МосжилНИИпроект» выезжает на место происшествия при авариях строительных конструкций здания. Каковы ее задачи, что чаще всего бывает причиной аварийных ситуаций, рассказывает начальник отдела Виктор СУХОВ.«Квартирный ряд»: Стоит включить телевизор или открыть газету, как выясняется: там обрушилось, здесь взорвалось, рядом сгорело. Такое впечатление, что наше время перенасыщено авариями, катастрофами. Так ли внезапны, по вашему мнению, эти сюрпризы?
Виктор Сухов:
Аварийная ситуация часто складывается в домах с деревянными перекрытиями, прослуживших более ста лет. Есть сорок видов разрушителей древесины – жучок, плесень… Все это годами, десятилетиями подтачивает перекрытия, и в определенный момент деревянный накат как будто бы совершенно неожиданно рушится. Наиболее «опасные» зоны в этом смысле – Центр, Юго-Восток, Восток… Есть дома с деревянными перекрытиями по металлическим балкам, выстроенные сразу после войны – до пяти этажей, из красного кирпича. Эти здания более-менее крепкие, но те участки, где располагаются кухни, ванные, туалеты тоже являются «зонами риска». Квартиры в большинстве коммунальные – стирка, постоянная влажность, протечки… Древесина мокнет, гниет.
Бывает конструкция перекрытий с пристенными деревянными балками. Там опасность часто идет сверху. Скажем, во время уборки льда с крыш образуются в металлической кровле дырочки, вот и пошли протечки. Чердачное перекрытие утеплено шлаком, сверху ничего не видно, и снизу видно, только когда уже в квартире потекло. Штукатурка набухает, отслаивается. Отремонтировали, отштукатурили заново без предварительной просушки перекрытий, балки закупорили, а они там внутри гниют. А потом – ах, какая неожиданность! – все рушится.
К.Р.: А вот недавно, я слышала, в ЮЗАО стена в 5-этажке сползла. Это правда? Что значит «сползла»?
В.С.:
Было так. Здание общежития на Каширском шоссе. Там обрушился наружный слой стены, опять же с той стороны, где расположены санузлы, ванны, душевые. Постоянная влажность, водичка просачивалась через толщу стены. Как пошли минусовые температуры – замерзла. А во время оттепели оттаяло, и кирпичи отслаиваться начали. Такое с общежитиями, где сантехника, мягко выражаясь, в неважном состоянии находится, и раньше бывало.
К.Р.: Значит, повышенная влажность – постоянный источник опасности для зданий. А бывают еще проблемы сезонного характера?
В.С.:
Зимой к нам, в основном, идут жалобы жильцов панельных домов на промерзание, холод в квартирах. Если на стенах образуется плесень, чернота, значит, недостаточны теплозащитные свойства панели или стыков. Заводской брак или что-то другое – наше дело определить причину. Часто это связано с плохой работой вентиляции – перенаселенность, все та же частая стирка… и вентиляция долгое время не прочищалась. Грибки и плесень опасны для здоровья. Холод, что уж там объяснять, мало приятен. Значит, надо принимать меры – дополнительно утеплять стены, заизолировать панельные стыки… В основном, такие работы ведутся по заявкам ДЕЗа.
К.Р.: Каким образом вы определяете источник потери тепла?
В.С.:
У нас есть все, что необходимо для обследования зданий. Не так давно работали с немецкими партнерами и приобрели у них самые современные приборы. Большинство организаций Москвы при проверке вентиляции применяют крыльчатый анемометр. Залезаешь на стул или стремянку, дотягиваешься до вентиляции, время по секундомеру засекаешь, потом много времени уходит на вычисления… Немецкий же прибор – на удочке, с любого места дотянешься. Поднес его к вентиляционному отверстию, и, пожалуйста, – сразу на дисплее выдает все цифры, даже скорость удаления воздуха из помещения. Быстро, удобно. Еще приобрели новый дорогостоящий тепловизор, который определяет источник потери тепла. Небольшой, похож на фотоаппарат, но с его помощью можно с фасада определить, что тепло уходит, допустим, через крышу, стену или панельные стыки, оконные заполнения.
К.Р.: Зима уже закончилась. Наступил следующий сезон. Какова специфика весенних «сюрпризов»?
В.С.:
Недавно нас вызвали на Краснодарскую улицу, 35 – на панельном доме серии 1-515 стали деформироваться подъездные козырьки. Весна, оттаяло, входная площадочка начала немного наклоняться, пошел перекос… Сразу приняли решение о срочном демонтаже на доме всех входных козырьков, и в этот же день приехал автокран и быстренько их демонтировал. Сейчас готовим проект, как сделать новые козырьки, долговечные.
К.Р.: А на других домах этой серии тоже следует ожидать весеннего «козырькопада»?
В.С.:
Может быть такое. Но у нас уже есть опыт. Впрочем, каждый случай всегда индивидуален, хоть и серия одна – грунты у всех разные, разные деформации. Один дом расположен на косогоре, другой в низине, там со ступеньками крылечко, тут без ступенек… Для каждого конкретного случая разрабатывается свой вариант.
К.Р.: Вам часто приходится сталкиваться со взрывами, пожарами. Это уже, в отличие от обрушений перекрытий, дело непредсказуемое…
В.С.:
Сам по себе пожар – да. Но вот его последствия в какой-то мере предвидеть можно. Быстро горят перегородки и те же деревянные перекрытия. А дома современных конструкций более устойчивы. Бывает, что незначительно деформированные огнем железобетонные перекрытия через какое-то время принимают свое первоначальное положение. Сначала изгибаются, а потом встают на место. В этом случае можно просто отремонтировать и продолжать жить.
Взрывы же бытового газа происходят из-за халатности жильцов. Происходят утечки газа через колонки, трубы, а потом – взрыв. Но часто бывает, что особых повреждений нет, кроме перегородок. Перекрытия, правда, иногда затрагиваются, но их тоже можно восстановить.
Случается еще прорыв трубопроводов, прослуживших более 30 лет. Средние нормативные сроки службы черных труб 15-30 лет, оцинкованных – 30. Если их вовремя не сменить, то «сюрприз» гарантирован.
К.Р.: В чем конкретно задача ваших специалистов?
В.С.:
Они решают на месте, есть ли еще опасность. Скажем, рухнул лестничный пролет, и остальная часть лестницы тоже дышит на ладан. Значит, требуется срочно принимать меры. А потом, в течение трех дней, мы должны выдать проектное решение, как, по нашему мнению, следует действовать дальше – менять, скажем, перекрытия, усиливать какие-то конструкции…
К.Р.: А что-нибудь свежее из событий?
В.С.:
Пожалуйста – пожар в Московском арбитражном суде в марте (Новобасманная, 10), где площадь возгорания составила около тысячи квадратных метров. Пожар был на седьмом этаже, но пострадал и шестой, во время тушения были залиты и нижние этажи. Выехали сразу же, обследовали. Сейчас там идут восстановительные работы по нашему проекту.
Недавно выезжали в ЮВАО по срочному звонку из ДЕЗа – обрушилась штукатурка в квартире. Дом двухэтажный, небольшой, крыша в отвратительном состоянии, были протечки, и около трех квадратных метров потолка (штукатурного слоя) на кухне рухнуло.
Вот еще события последнего месяца. На Краснодарской улице, 38/20 пожар в квартире. На Чистопольской, 3 – обрушилось чердачное перекрытие. На Кавказском бульваре, 29, к. 3 и Чертановской улице, 3 – подъездные козырьки в аварийном состоянии. На шоссе Энтузиастов, 20 в квартире – обрушение перекрытий. Чертановская, 3 – взрыв бытового газа.
К.Р.: Печальный список. Ну а что конкретно сейчас предпринимается, чтобы уменьшить количество этих малоприятных неожиданностей?
В.С.:
Сейчас у нас на руках список из 130 домов, которые мы должны к июлю проверить, обследовать, определить их состояние и дать заключение. Здания в этот перечень включены самые разные. Есть среди них сталинские дома, есть постройки 1900-х годов, дореволюционные, послереволюционные, сороковых годов… В основном, они сосредоточены в центральных районах – Тверская, Красная Пресня, Якиманка. Самое плачевное состояние зданий, наверное, в Хамовниках. Потом в каждом районе, в каждой управе наши заключения будут рассматриваться и приниматься в каждом случае конкретные решения.

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ:

Виктор Сухов – уроженец Московской области. И сейчас живет там, где родился – в Долгопрудном. 15 лет отдал строительству, был прорабом. Поколесил по стройкам России – Алтай, Камчатка… С 1979 года в МосжилНИИпроекте. Пришел в отдел изысканий инженером, затем стал начальником. Раньше любил рыбалку, в шахматы играл, в турнирах институтских участвовал. Сейчас ни на что, кроме работы, времени не хватает. Есть дом в деревне, выстроенный своими руками.

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация