18:32:42
20 июля 2024 г.

Передряги в общаге

Внимание, мошенникиПроживание в доме, неизвестно кому принадлежащем и непонятно на каких основаниях, в наше время развитого законодательства и бурных темпов строительства представляется, мягко говоря, странным. И все же это не редкость: многие до сих пор ютятся в общежитиях, изо дня в день ожидая выселения.

Затерянный мир

«Посторонись!» – раздался прямо над ухом голос, и Ольга, вздрогнув от неожиданности, поспешила отпрыгнуть в сторону. Вжавшись спиной в стену подъезда, она переждала, пока мимо прокряхтели два дюжих парня, согнувшись под весом не первой свежести дивана. Следом по лестнице прошествовали три громкоголосых незнакомки.

Опять новые жильцы! Ольга поежилась, с досадой думая о том, что не в силах повлиять на порядки, царящие в этом общежитии. Вот уже несколько лет беспокойные «вновь прибывшие» изобретательно отравляли существование людей, имевших несчастье задержаться в этих полуразрушенных стенах. Новые постояльцы буянили, сваливали везде свой хлам и портили то немногое, что еще осталось от прежней благополучной жизни.

Сейчас с трудом уже верилось, что предприятие, владевшее общежитием, когда-то процветало. Его название, знакомое в свое время всей стране, все еще можно было разобрать на потертой вывеске старой «общаги». О том, что в доме остались жить люди, кажется, просто забыли. Обитатели общежития машинально оплачивали коммунальные услуги по счетам из серии «на деревню дедушке», радуясь тому, что над головой есть пусть худая, но все же крыша…

На птичьих правах

«Вы слышали, опять какие-то нетопыри на нашу голову свалились! Значит, снова пьянки-гулянки, мусор и песни до утра! – донесся до Ольги голос соседки, пожилой Нины Юрьевны. – И наглые какие, бумажками махают, говорят, вселились с правом приватизации, скоро всех нас на улицу повыгоняют! А мы и без того тут на птичьих правах…».

Выхватив из причитаний соседки слово «приватизация», Ольга насторожилась. Несколько месяцев назад активисты из числа жильцов пытались оформить в собственность свои комнаты, обивали пороги инстанций, разыскивали представителей собственников предприятия – точнее, того, что от него осталось. И везде им отвечали категорическим отказом, советуя искать правды в суде.

Прояснить статус жильцов не мог никто, зато общежитие продолжали наводнять подозрительные личности, которые будто намеренно выживали «динозавров» из их затерянного в глубине столичных улочек мира. Воззвания к совести не работали: чужаки принимались кричать об уплаченных кому-то деньгах, дающих им право делать все, что заблагорассудится.

Жильцы из последних сил латали свою худую обитель. Общежитие то и дело будоражили слухи о смене владельца, но каждый раз после очередной волны разговоров все стихало, и люди успокаивались: от предприятия ничего не осталось, всех работников давно уволили, когда еще до дома руки дойдут… И, главное, у кого?

Опять новый барин

Появление роскошной иномарки в обшарпанном дворе общежития взбудоражило привыкших к разрухе жильцов, и посмотреть на диво дивное сбежался чуть ли не весь дом. Когда из машины показался молодой представительный мужчина с папкой в руках, люди заволновались. И, как оказалось, не зря.

«Вы, конечно, знаете, что предприятие прекратило существование, – деловито заговорил незнакомец. – Теперь у здания общежития новый собственник, представителем которого я и являюсь. Цель моего визита – уведомить вас о выселении. Не беспокойтесь, у вас будет время на переезд и поиски нового жилья, месяца три точно. Вас еще обо всем известят, пока же я счел своим долгом предупредить».

Не дав собравшимся опомниться, мужчина сел в авто и укатил. Люди застыли, словно окаменев, даже шумные новые постояльцы, казалось, никак не могли осознать произошедшее. «Ах, вот, значит, как… Другой барин объявился! – выводя всех из оцепенения, раздался скрипучий голос соседки Юрьевны. – И куда же нам всем теперь – на улицу?».

Жильцы как по команде загудели, и вскоре у Ольги, оказавшейся в самом центре бурлящей эмоциями толпы, разыгралась мигрень. «Тут явно что-то не так, – настойчиво стучало у нее в висках. – Нельзя сидеть сложа руки, в этом деле необходимо разобраться, причем как можно быстрее!».

Из ниоткуда – в никуда

…Созванное Ольгой экстренное собрание жильцов общежития шло вот уже второй час. Каждый спешил посетовать на несправедливость, обругать новых и старых хозяев дома, поделиться собственной историей.

Одни приехали в Москву из дальних городов, другие перебрались в общежитие по семейным обстоятельствам. Кто-то доработал на предприятии вплоть до последнего дня его существования, кто-то предпочел уволиться с наступлением смутных времен. Сближало жильцов одно: каждому из них ровным счетом некуда было идти.

Даже «вновь прибывшие» теперь вызывали симпатию и сочувствие. Рассказ этих обитателей дома вызвал особый интерес: выяснилось, что места в общежитии им предложил один ловкий риелтор. Собрал с нуждавшихся в срочном пристанище людей деньги за проживание, посулив за отдельное вознаграждение возможность приватизировать комнаты. Да еще напутствовал: мол, вы там не стесняйтесь, понаглее себя ведите – глядишь, ускорите избавление от старого «балласта», легче будет с новым собственником здания договориться…

Ольга старалась сосредоточиться на историях других, но в голове упорно крутилась мысль о судьбе собственной семьи. Ее муж никакого отношения к предприятию не имел, а наличие маленького ребенка для нового «барина» значения, похоже, не имело. Сама Ольга уволилась с предприятия десять лет назад – выходит, и комнату занимала без должных на то оснований.

Бороться и искать

Собрав деньги, жильцы наняли адвоката. Тот долго распутывал клубок поступков и событий, не уставая поражаться дерзости тех, кто решил выставить людей на улицу. Как удалось выяснить, общежитие перепродавалось уже дважды, причем последний раз в качестве… нежилого помещения!

Что и говорить, ловкие личности разгулялись на обломках когда-то могущественного предприятия, забыв о страхе и законе. Документы, подтверждавшие права бывших сотрудников на проживание в общежитии, были уничтожены, а в договоре купли-продажи об оставшихся в доме людях ничего не упомянули. Так и вышло, что дом вместе с его обитателями затерялся в большом городе – до поры до времени, пока у новых хозяев не появились планы на его счет.

Решив подзаработать, ловкачи вышли на афериста, который представлялся риелтором и находил «клиентов». Пользуясь их некомпетентностью, он сдавал им пустующие комнаты в общежитиях, суля «приватизацию за сущие копейки». Незадачливые наниматели, конечно, выражали сомнения, но их грамотно «обрабатывали», обрушивая поток малопонятных объяснений.

Узнав о «находках» юриста, новые владельцы затаились. По крайней мере, никаких разговоров с жильцами больше не велось. Ольга, между тем, выяснила, что избавиться от нее не так просто, как казалось в самом начале. По старому закону, которым и должна регулироваться ее ситуация, выходило так: раз предприятие в свое время не выселило уволившуюся сотрудницу, сделать это теперь весьма проблематично.

Три месяца, выделенных хозяевами дома на переезд жильцов, давно прошли. Люди продолжают занимать свои комнатушки, неустанно ожидая повесток в суд и попыток выселения. А юрист обратился в правоохранительные органы с просьбой выяснить, в каком «бермудском треугольнике» бумажной волокиты бесследно канул целый дом с его жильцами.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Ситуации, связанные с выселением из общежитий, осложняются тем, что зачастую оказываются утраченными или вовсе не оформленными документы, подтверждающие права нанимателей на вселение и проживание. У жильцов нередко нет информации о том, кому и на каком основании принадлежит их общежитие.

Случается, что при смене собственника общежития новые хозяева повышают плату за жилье, перестают предоставлять коммунальные услуги, всячески выживают нанимателей с насиженных мест. Особенно незащищенными чувствуют себя люди, много лет назад без уважительных причин уволившиеся с предоставившего общежитие предприятия.

Данный вопрос рассмотрен в постановлении Президиума Верховного суда РФ от 15.03.2000 № 243ПВ-99ПР. В подобных случаях необходимо обращаться к законодательству, действовавшему на момент прекращения трудовых отношений между сотрудником и предприятием.

Анализируя положения ст. 110 Жилищного кодекса РСФСР, Верховный суд пришел к выводу: работник, поселившийся в общежитии в связи с работой, может быть выселен из него без предоставления другого жилого помещения в случае увольнения по собственному желанию без уважительных причин лишь по требованию организации, с которой он состоял в трудовых отношениях и которая предоставила ему общежитие.

Таким образом, рассматривать вопросы об обоснованности выселения нужно с доскональным изучением обстоятельств конкретного дела.

Непросто решается и вопрос приватизации жилых помещений в общежитиях. Согласно ст. 4 Закона РФ от 4.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», приватизация такого жилья запрещена. Тем не менее, собственникам жилищного фонда предоставлено право принимать решения о приватизации служебного жилья.

Ксения Новикова

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация