Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 03 марта 2010 г. 16:00
Публикация в газете: №7 (782) от 04 марта 2010 г.

Классические сюжеты из судебной практики жилищников

Классические сюжеты из судебной практики жилищников

Ежедневно в судах Москвы слушаются десятки квартирных дел – как гражданских, так и уголовных. Задача юристов-жилищников, принимающих участие в их разрешении, – соблюсти законные права граждан, отстоять интересы города в реализации жилищных программ.

О том, как сегодня выглядит судебная практика в этой сфере, в беседе с корреспондентом «КР» рассказывает Татьяна Георгиевна Геворкян, начальник юридического отдела Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы в Западном административном округе.

Детей в интернат, квартиру на ветер

– Известно, что один из самых трудных вопросов для юристов жилищных органов – распоряжение «метрами» тех, кто лишен родительских прав и чьи дети находятся на попечении государства. Как он решается в судах?

– В 2009 году наш департамент значительно активизировал работу по выявлению неблагополучных семей и перестроил свою политику по отношению к таким семьям. Ведь что получалось раньше? Живут родители-пьяницы в одной квартире с ребенком, их лишают родительских прав, ребенка отправляют в интернат, и квартира успешно пропивается. А вернувшемуся из интерната уже совершеннолетнему гражданину город в соответствии с законодательством выделяет новую квартиру. Для жилищного фонда – одни убытки. Теперь же мы стараемся добиваться того, чтобы интернатовец мог вернуться в ту же квартиру, где жил раньше, а лишенные прав родители выселялись на другую жилплощадь по нормам общежития. Но в отдельных случаях суд принимает решение о выселении и без предоставления какой-либо жилплощади, что предусмотрено частью 2 статьи 91 Жилищного кодекса РФ.

– У вас такие примеры есть?

– Да. Вот, скажем, в прошлом году Московским городским судом было оставлено в силе решение Солнцевского районного суда о выселении гражданки В. В двухкомнатной квартире жили трое – она сама, ее малолетняя дочь и мать. Хозяйка квартиры пьянствовала, воспитанием дочери не занималась, в результате была лишена родительских прав, а опекуном ребенка суд назначил бабушку. В. не только не изменила образ жизни, но сделала жизнь родных просто невыносимой. Суд признал невозможность их совместного проживания и выселил непутевую мамашу.

Впрочем, надо отметить, что в подобных случаях суды стараются избегать «хирургических» мер. И из соображений гуманности обычно руководствуются статьей 90 Жилищного кодекса РФ, предусматривающей выселение за неоплату жилья и коммунальных услуг в жилое помещение по нормам общежития. Такие дела у нас сейчас есть в Никулинском, Солнцевском, Кунцевском районных судах.

– И куда же деваются выселенные?

– Это вопрос каждого конкретного случая. Иногда приходится предлагать суду и нестандартные решения. Как, например, в случае с гражданками М. и П. Первая живет одна в трехкомнатной квартире, трое ее детей по решению суда находятся в интернате. Вторая также не отличается примерным поведением и занимает комнату в коммунальной квартире, где еще одна комната свободна. Так вот, поскольку М. за квартиру давно не платит, мы предлагаем выселить ее по 90-й статье Жилищного кодекса и подселить в квартиру, где живет П. В этом случае трехкомнатной квартирой город сможет распорядиться, а дети ее бывшей хозяйки по достижении совершеннолетия получат новое жилье.

Всего же на сегодня у нас числятся 11 семей, подлежащих выселению, но мы продолжаем работу по выявлению таких квартир.

Завещание афериста

– Что касается уголовных дел, то они, как известно, чаще всего связаны с квартирными аферами...

– В прошлом году у нас было более 40 уголовных дел по фактам мошеннических действий с жилыми помещениями на территории Западного округа. Как правило, это дела, связанные с подделкой документов на имя умершего одинокого нанимателя или собственника и последующими махинациями с его жильем.

Одно из наиболее крупных таких дел было логически завершено в минувшем году, когда нам удалось вернуть в жилищный фонд города несколько квартир, которыми незаконно завладели преступники. Все началось еще в 2003 году, когда была разоблачена организованная преступная группа во главе с некоей неработающей И. Путем подделки документов мошенники завладели тремя квартирами на территории Западного округа, хозяева которых умерли. Еще в двух случаях им просто не удалось довести задуманное до конца. Нотариус, знакомая преступников, изготавливала и заверяла поддельные завещания, после чего квартиры продавались на вторичном рынке. В декабре 2005 года Кунцевский районный суд приговорил И. к восьми годам лишения свободы в колонии общего режима, а двух ее подельников – к трем годам условно и двум годам. Дело в отношении нотариуса было выделено в отдельное производство, и юрист-мошенница также получила по заслугам.

Хочу подчеркнуть, что злоумышленники пользовались беспечностью наследников. Ведь в последнем случае, с квартирой гражданки С., они едва не лишились законного наследства только потому, что не посчитали нужным поторопиться с его оформлением – мошенники оказались расторопнее.

– Какие еще уголовные дела завершены?

– Ну, например, такое любопытное дело. После смерти нанимателя некто М. по фальшивым документам приватизировал квартиру, затем продал своему подельнику А. Тот, в свою очередь, заложил ее в Москоммерцбанке, получив там приличную сумму. Злоумышленники погорели на том, что А. деньги в банк не вернул, и тот, разумеется, истребовал залог, то есть квартиру. Было возбуждено уголовное дело, которое дошло до суда. В 2007 году М. и А. получили соответственно 8 и 6 лет лишения свободы (в приговоре фигурировали и другие эпизоды их преступной деятельности). Но квартиру-то надо было вернуть в жилищный фонд города, и поэтому мы обратились в суд с соответствующим гражданским иском. Суд первой инстанции его удовлетворяет, однако Москоммерцбанк это решение опротестовывает. Дело слушается заново, и в итоге 26 января 2010 года Московский городской суд принимает окончательное решение в пользу города.

– А что можно выделить из уголовных дел, находящихся в производстве?

– Скажем, такое. В 2001 году умер хозяин неприватизированной квартиры в доме, подлежащем сносу. Жилищные органы не были поставлены об этом в известность, и покойный в течение двух лет числился по документам живым! О смерти нанимателя тут же прознали мошенники, у которых, надо полагать, имелись информированные осведомители. Они изготовили в одном из городов Подмосковья поддельную нотариальную доверенность на действия с квартирой и зарегистрировали в ней якобы вдову владельца. После чего псевдовдова совершила обмен с другой гражданкой, которая после сноса дома чуть не получила новое жилье. Когда выяснилось, что все это манипуляции аферистов, мы поставили вопрос о признании вселения в квартиру незаконным, а договор мены – недействительным.

Вообще надо сказать, что приходится разбирать множество дел, связанных с незаконным вселением, даже когда это не является уголовным деянием. Чаще всего происходит так: кто-то узнал о смерти одинокого жильца, занял его место и живет себе тихо, пока об этом не узнают в жилищных органах. Разумеется, встает вопрос о выселении. В 2009 году мы направили в суды 53 иска по таким фактам. Большинством принятых решений они удовлетворены, некоторые решения нами обжалуются.

Михаил Толпегин

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев