Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 11 октября 2012 г. 15:00
Публикация в газете: №38 (910) от 11 октября 2012 г.

В столице с 6 по 14 октября в шестой раз проходят «Дни архитектуры в Москве»

Простой интересующийся люд возят или водят по городу и показывают, что интересного с точки зрения архитектора появилось в нем вчера, двадцать или пятьдесят лет назад. Визуальные впечатления дополняют лекции.

А на экскурсии «Свежая десятка» традиционно – самые яркие архитектурные события Москвы: неожиданно «веселенький» разноцветный Центр детской гематологии Архбюро Асадова, современные (не типовые!) деревянные здания Тотана Кузембаева, отличающиеся многообразием и неожиданностью форм, и так далее.

Для кого-то Дни – повод еще раз огульно охаять архитектуру столицы (понастроили тут!), а для других – возможность заглянуть «на кухню» зодчих, проследить за их мыслью и ее во-площением, что порой становится толчком для перемены ракурса видения. Ведь появляются и сейчас в Москве интересные, имеющие свое лицо здания, и архитекторы всерьез бьются, отстаивая позицию. И чем больше копий ломается вокруг свежевозведенного строения, чем полярнее оценки, тем больше шансов, что когда-нибудь позже, отстоявшись во времени, оно войдет в историю города и станет его досто-примечательностью. Ведь вот как, например, отзывался о признанном позже образцом вкуса, шедевре Шехтеля (особняк Рябушинского на Спиридоновке) Корней Чуковский: «Самый гадкий образец декадентского стиля. Нет ни одной честной линии, ни одного прямого угла. Все испакощено похабными загогулинами, бездарными наглыми кривулями». Лестница, потолки, окна – всюду эта мерзкая пошлятина».

Сейчас принято хаять «лужковский стиль», все эти башенки, «тортики», безудержное украшательство. Мол, уничтожил экс-мэр пол нашей любимой Москвы, а этого безобразия понастроил.

Но погодите! Не сносил ли Сталин в массовом порядке милые сердцу покосившиеся домики, чтобы на этом месте, выпрямив улицы, возвести тяжелые огромные мрачные дома? Не застроил ли Хрущев город серыми, одинаковыми, как солдаты в строю, пятиэтажками? Не уставил ли его Брежнев бесконечными безликими, без всяких «бантиков», коробками? Все пытались загнать город в свои рамки, и все это мы теперь, смирившись, называем Москвой. Втайне, правда, продолжая выискивать кривизну переулков, бесконечные проходные дворы-миры, нелогичные и внезапные напластования времен, в которых кроется загадочное московское обаяние. Недаром же Эмиль Кустурица, мастер веселого хаоса и обаятельного безумия, сказал: «Мне иногда кажется, что Москву строил пьяный кондитер». В его устах это звучало как комплимент.

Вот дочь моя живет в обычном московском панельном доме у подножия Триумф-паласа, зафиксированного в 2003 году в Книге Гинесса как самое высокое жилое здание в Европе. Я могу быть спокойна: ей не грозит, как герою «Иронии судьбы», запутаться в одинаковости улиц и домов - небоскреб видно отовсюду. И глядя из окна на его помпезность, витые ограды, теряющийся в поднебесье шпиль, кажется, что ненароком забрел в сказку с интригующе открытым финалом. А что еще нужно настоящему москвичу?

Мария Кронгауз

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.