Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 02 октября 2012 г. 00:00
Публикация в газете: №36 (908) от 27 сентября 2012 г.

«Эй, Уважаемый!..»

«Эй, Уважаемый!..»

«Объявить всем дворникам, что тяжелую их службу знаю, да и у кого она легка по настоящему времени, что я надеюсь, что Господь Бог и добрые люди мне помогут в улучшении их быта, а теперь сообща нам следует всем дружно приняться за работу, дабы скорее наступили порядок, мир и тишина».
(Из приказа московского градоначальника. 1905 г.)

Приближенные царя

Двор, дворик, дворник... Старинное слово. Даль писал, что – это «работник и сторож при всяком доме». А русская народная примета советует: «Встретив дворника с метлой, поклонись ему трижды – и удача будет сопутствовать тебе». Теперь представьте, по утру выходите из дома и трижды раскланиваетесь перед удивленным таджиком с метлой. А вот в стародавние времена было совсем в порядке вещей: человек с метлой являл собой человека уважаемого (только не подумайте, что без должного уважения отношусь к таджикским работникам), наделенного полномочиями.

В России дворники появились еще при Иване Грозном. В Москве тогда грязь, нечистоты были непролазные. Кремль не являлся исключением. Дворники же имелись только в Кремле и звались тогда метельщиками. В ту пору они являлись должностными лицами и состояли на почетной государственной службе непосредственно при царе-батюшке. Когда у того случались выходы, впереди шли метельщики (до 130 человек), очищавшие дорогу.

Но, собственно, дворники – а не государевы люди при царском дворе – появились в Москве в 1669 году, когда царь Алексей Михайлович издал «Наказ о градском благополучии». Впрочем, главным образом этот указ касался не дворников даже, а был первым документом по соблюдению правил пожарной безопасности населением. В нем царь велел своему приближенному Ивану Новикову и подьячему Викуле Панову объезжать улицы Москвы и наблюдать, чтобы не было пожаров и воровства. Согласно «Наказу», с каждых пяти дворов выставлялся один человек в пожарную дружину: кто с рогатиной, кто с топором, а кто с водоливной трубой. Горожанам запрещено было в жаркие дни топить избы и бани. Во дворах для защиты от пожара приказано было держать большие кадки с водой, веники и ведра, а при необходимости – спешить на пожар. Наказанием же виновникам пожара являлась смертная казнь.

Этим же указом учреждалась и особая служба для ведения городского хозяйства (нечто вроде ЖКХ), в подчинение которой и были дворники. В своем «Наказе» государь особо отметил: «Чтобы грязи не было — иметь на каждом дворе дворника, ведать всякое дворовое дело, починки и прочие дела...».

В XVII веке сын Алексея Михайловича Тишайшего Петр I продолжил борьбу отца за чистоту московских улиц, издав в 1699 году указ «О соблюдении чистоты и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки». В указе было сказано: «Кто станет по большим улицам и по переулкам всякий помет и мертвечину бросать, такие люди взяты будут в земский приказ, и будет им за это учинено наказание – битье кнутом, да с них же взята будет пеня». За чистотой следили особые объездчики и брали штрафы в казну с тех, кто еще не подружился с чистотой. Причем, если нарушитель попадался несколько раз, то наказание ужесточалось, а пеня росла. Штраф мог составить 10 рублей, что по тем временам было огромными деньгами.

В 1712 году Петр издал новый указ – с уточнениями, как именно нужно блюсти чистоту. На каждые 10 дворов следовало избрать своего десятского, которому поручалось наблюдать за сохранением чистоты больших улиц, а мусор полагалось сметать каждое утро. В «указанное место» владельцы домов, лавок и мест на рынках обязаны были свозить собранные на своем участке нечистоты. И ни в коем случае нельзя было использовать реки и овраги для сброса мусора! Кстати, до 1825 года крупная свалка находилась на том месте, где сейчас расположена Театральная площадь.

До середины XVIII века дворниками называли содержателей постоялых дворов, потом – работников при доме. Обязанности дворника в те времена были теми же, что и сейчас, – содержание в чистоте двора и прилегающих к нему территорий.

До отмены крепостного права в дворниках при богатых дворах работали сплошь холопы. В газетах часто можно было встретить объявления о продаже, скажем, «весьма хорошего дворника из чухонцев». Домовладельцы хорошим дворником дорожили. Кроме уборки мусора, он должен был следить за порядком на территории, не пускать во двор нежелательную публику, охранять от воров и попрошаек.

В «Наставлении» 1855 года говорится: «Дворники обязаны каждый день ввечеру осматривать в доме незапертые места, ... где только могут укрываться люди, пришедшие в дом с злыми намерениями или беглые для ночлега... Дворники обязаны содействовать местной полиции в надзоре: чтобы не оставляли без присмотра на улицах маленьких детей из их дома, и немедленно бы отводили их к родителям ... чтобы не позволяли играть на улице пред домами в мячи, бабки, пускать бумажные змеи и другие подобные игры; чтобы нищие не входили в домы просить подаяние, но задерживая таковых, немедленно представлять к квартальному надзирателю. Дворники обязаны представлять немедленно в полицию людей, скупающих по домам бутылки, штофы, старое платье и прочее. Они же должны строго наблюдать, чтобы не ходили по дворам и в домы татары с халатами, платками и тому подобным. Дворники не должны никому дозволять противу своих домов курить на улицах трубки, сигары, папиросы и т. п. ... Дворникам следует наблюдать, чтобы живущие в домах мастеровые работники не собирались у ворот дома и на тротуарах толпами...».

Чтобы служба медом не казалась

«Наставление» 1855 года грозит нерадивым дворникам следующими карами: «Если беглец, бродяга и вообще кто-либо, не имеющий надлежащего вида (свидетельства о регистрации по месту проживания), будет в городах впущен дворником в заведываемый им дом или же будет несколько времени также тайно в оном укрываем, то виновный в сем дворник подвергается аресту на время от трех недель до трех месяцев или наказанию розгами от 20 до 30 ударов. Изобличенный в том более трех раз отдается в солдаты».

На должность дворника охотно брали отставных унтеров, особым шиком было иметь дворника с Георгиевским крестом. А московские купцы предпочитали нанимать татар – людей непьющих и ответственных. Отсюда и пошли дворницкие татарские династии.

В каждом доходном доме, в особняках и различных учреждениях держали одного или нескольких дворников. Они подметали и поливали улицы, зимой убирали снег, используя специальные деревянные снеготаялки, кололи и носили в квартиры дрова. Кроме того, несли дежурство у ворот дома. С двенадцати часов ночи ворота и подъезды закрывались, и, чтобы попасть в дом, нужно было позвонить в находящийся у ворот звонок – «дергалку». Ночью дворник находился в подворотне, где спал на деревянном, чаще всего голом топчане.

Кроме того, дворники разносили письма и записки за мзду. В конце XVIII века, когда в Москве появились первые почтовые ящики, дворники стали подбрасывать в них мышей, которые грызли корреспонденцию, так что москвичи еще долгое время продолжали обращаться к работникам метлы с просьбами поработать письмоношей.

С медной бляхой на груди

В XIX веке дворники считались людьми уважаемыми. Чтобы получить эту работу, требовалось предоставить рекомендации от солидных людей города. Дворники подчинялись Министерству внутренних дел и являлись официальными должностными лицами.

Летом они ходили в черном картузе с донышком из кожи (для защиты от дождя), лакированным козырьком и медной пластинкой с надписью «Дворник» на околыше. Под черный или темно-синий двубортный глухой жилет с отложным воротником, застегивавшийся на семь-восемь маленьких пуговиц, надевалась навыпуск рубашка из сатина или ситца, а поверх жилета – холщовый фартук с нагрудником.

Носили они широкие черные шаровары и высокие сапоги, яловые или с «гамбургскими передами», в сырую погоду на сапоги надевались глубокие калоши. Верхней одеждой была поддевка, подпоясанная кумачовым кушаком. Зимой вместо картуза дворникам полагалась круглая барашковая шапка того же фасона, что и у городовых, а ночью на дежурство они надевали огромный, до пят, черный тулуп с большим шалевым воротником. На шее на медной цепочке висела большая медная или латунная бляха, на которой по кругу было выбито название улицы и номер дома, а также номер полицейского квартала. Иногда такие бляхи прикалывались на левую сторону груди. Обязательным атрибутом должности был свисток, обычно сделанный из рога. Дворников государственных зданий можно было отличить по фуражке с кантом того же цвета, что и у самого ведомства, по круглой кокарде, двубортному черному бушлату с металлическими пуговицами, присвоенными ведомству, и петлицами.

Дежурные по городу

Указом генерал-губернатора В. А. Долгорукого от 5 апреля 1879 года постановлялось, что «в каждом доме в Москве должен быть дворник для очередного дежурства днем и ночью на улице». За неисполнение своих обязанностей, дворники и ночные сторожа: в первый раз подвергались штрафу в 10 рублей, а «при несостоятельности» (нахождение в нетрезвом виде) – 7 дней аресту; во второй раз – 20 рублей или аресту до 14 дней; в третий раз – 30 рублей или аресту на месяц. Крайней мерой наказания являлась высылка из столицы с воспрещением когда-либо поступить в Москве на службу в дворники или ночные сторожа.

В соответствии с правилами об обязанностях дежурных дворников образца 1881 года, во все время нахождения на дежурстве, они не имели права спать, должны были «находиться снаружи домов, не удаляясь ни под ворота, ни во внутрь домов, но могли в пределах вверенного их наблюдению пространства заниматься работой, как, например, метением улицы, тротуаров». Дежурные дворники обязаны «бдительно оберегать дома от пожаров; задерживать и передавать полиции лиц, замеченных в совершении указанных проступков или заподозренных в намерении совершить таковые...», «следить за всеми лицами, входящими в дома и выходящими из них, и в случае появления незнакомых лиц удостоверяться, куда и зачем они идут, и сообщить полиции о тех, кто возбудит подозрение». Дежурные дворники должны были оказывать полное содействие чинам полиции при задержании лиц, намеревающихся скрыться от преследования или оказывающих сопротивление. В случае опасности дворники и ночные сторожа обязаны были «подавать свисток, на который немедленно должны являться все соседние с ним сторожа и дворники, но, по подании необходимой помощи, они должны тотчас же возвращаться к своим местам».

Кроме того, дежурные дворники оказывали помощь нуждающимся: «Внезапно заболевших или получивших увечья лиц, усмотренных на улице, ... обязаны немедленно доставлять в ближайшие частные дома, а бессознательно пьяных передавать соседним сторожам для дальнейшего, тем же способом направления на ближайший полицейский пост». Кстати, дворники были отнесены к числу лиц, оскорбление которых при исполнении ими служебных обязанностей преследовалось наравне с оскорблением полицейских на службе.

За усердие

За образцовое выполнение обязанностей дворники получали денежные награды. В одном из первых приказов по московской полиции, изданных в XX веке, говорилось о награждении дворников: «Ночной сторож 1-го участка Мясницкой части Байков, заметив пожар в одном магазине, совместно с дворником дома Ермакова того же участка крестьянином Петром Абашиным, успел прекратить огонь в самом начале; дворники ...Нестеров задержал двух лиц с похищенными вещами, .... Петр Любимов задержал вощика за свалку падали в неуказанном месте».

Также дворников как служащих награждали специальными медалями «За усердие». Так, 5 июня 1902 года 86 дворников получили высочайшие награды: 1 золотую и 85 серебряных медалей. Медали были розданы в праздник – в день Св. Троицы – исполняющим должность санкт-петербургского градоначальника. Государство и общество благодарили самого незаметного и самого верного своего стража. А в 1914 году в числе других госслужащих лучшие из дворников были награждены медалями в честь 300-летия царствования династии Романовых.

Городская администрация заботилась о снабжении дворников рабочей одеждой и об улучшении их жилищных условий. В циркуляре московского обер-полицмейстера частным приставам от 3 августа 1899 года говорилось: «Предлагаю вашему благородию немедленно предложить всем домовладельцам вверенного вам участка снабдить дворников непромокаемыми накидками». А один из приказов за 1905 год гласил: «Предписываю гг. приставам лично и при посредстве ближайших помощников проверить все дворницкие помещения и о тех из них, которые не соответствуют для жилья, донести мне, а равно просить моим именем гг. домовладельцев снабдить дворников теплой одеждой (полушубками). Думаю, что ради человеколюбия гг. хозяева не откажут придти на помощь тем, которые обязаны их оберегать во всякое время дня и ночи».

Любой дворник фактически являлся внештатным служащим местной полиции. В силу этого все дворники должны были пройти обязательную регистрацию. В Москве они в день поступления на службу являлись к участковому приставу для сообщения необходимых сведений о себе. В Петербурге правила были еще строже. Там дворники регистрировались в управлении сыскной полиции.

Понятно, что с приходом к власти большевиков отношение властей к дворницкому сословию изменилось. В первую очередь были урезаны функции дворников, связанные с обеспечением безопасности.

Так из государевых людей дворники превратились в обычных работников метлы и лопаты.

Владимир Симонов

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.